Ирина Астахова о душе, своих страхах, пути к себе и поэзии

Ирина Астахова, молодая поэтесса, за спиной у которой выступления не только в разных городах России, но и в зарубежом (Чехия, Германия, Италия и другие). Несмотря на свою популярность Ирина очень простой и открытый человек. Ее слово — легкое и понятное, пропущенное через себя и от того такое проникновенное — находит огромный отклик в сердцах слушателей.

astahova_interview_photo01.jpg Фото: Эльчин Мансимов geometria.ru

− Ирина, однажды Сергея Есенина спросили: «Как писать стихи?» «Как можно проще!» — ответил он. Как бы вы ответили на этот вопрос?

− Я с ним согласна. Поэзия должна быть понятна любому, если ты, конечно, не мастер слова, который может вывернуть образы так, что это будет понятно сердцем. Это тоже очень круто, когда поэт умеет писать на таком уровне, когда ты полностью отключаешь голову, забываешь свой опыт. Я так писать не умею. Поэт должен писать честно и через свой взгляд на жизнь. Поэт должен писать, не ориентируясь на мнение окружающих, спрашивая советы. Поэт должен не бояться критики. Поэт должен... Поэт никому ничего не должен! (смеется)

− А как считаете, поэтами рождаются или становятся?

− По-разному, как и во всем! Кто-то рождается гением, кто-то благодаря своей трудоспособности добивается успеха. Кто-то одаренный от рождения, но дар раскрывается с возрастом. Бывают и чудеса, когда будто вдруг молния ударила и открылся дар. У всех по-разному. Я считаю, что у меня нет врожденного таланта. Я пишу с раннего детства, соответственно, я очень наблюдательна, у меня развито внимание, акцентированное на том, что связано со словом. Поэтому я считаю, что у меня мое творчество — это результат работы над собой .

В одном из интервью вы говорили, что один из ваших любимых поэтов − Марина Цветаева. Она как-то писала: «Душа — это непрерывность боли». Что, по-вашему, душа?

− Прерывность... (улыбается). Душа − это то, что позволяет нам быть и человеком, и нечеловеком, то, что позволяет нам чувствовать. Вообще я считаю, что душа — это и есть мы. Очень на самом деле непростой вопрос для меня... Душа − это то, что бессмертно. Но это самые простые ответы, которые сейчас первыми пришли в голову. Наверно так и есть. Душа — это то, что помогает нам чувствовать. (улыбается)

− Еще раз процитирую Марину Цветаеву. «Стихи мне нужны как доказательство того, жива ли я еще». Для чего вам нужны стихи?

− На это есть много причин. Часто я посвящаю стихи кому-то, мне хочется, чтобы этот кто-то услышал их, задумался.

Для меня стихи — это  во многом способ пережить тяжелую жизненную ситуацию и найти ответ на мучающий вопрос

Потом, это единственный для меня способ проявить себя, я владею словом и знаю, как четко выразить состояние своего внутреннего мира. Способ выразить... как раз состояние своей души!

− Чем Ирина Астахова отличается от других современных поэтов?

− Я не люблю сравнения в принципе ничего ни с чем. Не знаю... Высокомерной не хочется выглядеть. Искренней будет ответить, что я об этом не задумываюсь, чем я отличаюсь от других, потому что в принципе я не люблю рассуждать о себе как о поэте... Я в первую очередь человек, естественно все люди отличаются друг от друга.

astahova_interview_BIG_photo03.jpg Фото: Эльчин Мансимов geometria.ru

− Вы больше любите говорить о себе «поэт», а не «поэтесса»?

− Нет, меня не смущает поэтесса я или поэт, абсолютно нет. Я знаю что, по-моему, у Ахматовой была неприязнь к этому слову. Но я женщина, почему нет, поэтесса

− Ахматова: " Как много камней брошено в меня, что ни один из них уже не страшен«. Чего боится поэт?

− Лично я чего боюсь?

− Да

− Не люблю говорить о своих страхах. Наверно боюсь...Я люблю играть с одиночеством: уехать куда-то одной путешествовать, никому ничего не сказать. Но это потому, что у меня есть выбор: быть одинокой или нет. Страшно по-настоящему стать одинокой, когда нет выбора. Этого я боюсь. Боюсь, естественно, как любой человек, потерять близких... Иногда, признаться, боюсь потерять сцену. То есть я не боюсь разучиться писать стихи: это во мне навсегда, но боюсь, что потеряю возможность выходить на сцену, что я очень люблю. Честно говоря, я довольно-таки смелая, и из-за этой смелости много чего в жизни у меня было, и я понимаю, что большинство вещей в принципе не так страшны, как кажется сначала.

Есть разные поэты: поэты мостовых, читающие на Арбате с шляпой или футляром от гитары, поэты, выкладывающие свои стихотворения в блоги, и есть вы — ищущая встречи со своим слушателем. Почему вы выбрали именно такой путь?

− Вот читать на Арбате — это мне кажется как раз некое навязывание творчества. Там в любом случае ходят люди, ты так или иначе заставляешь себя слушать. Когда выкладывают в Интернет — тут есть выбор, читать или не читать. Это уже дело каждого. Я очень открыта, я могу спокойно, если человек мне нравится, с первой встречи рассказать, что я чувствую. Моя личная жизнь не под секретом, хотя сейчас конечно я её оберегаю (улыбается), мне нравится делиться своим миром. И кстати нытье, переведенное в искусство, нытьем не является, я могу пожаловаться через стихотворение, как все грустно, или наоборот, похвалиться.

astahova_interview_middle_photo02.jpg
Фото: Эльчин Мансимов geometria.ru

− Евгений Евтушенко говорил: «поэт в России — больше чем, поэт». Ощущаете ли вы справедливость этих слов на себе, и каким образом?

Отчасти да, наверно, из-за того, что слово в России очень могущественно.Ни в одном другом языке нельзя так играть словами и так образно писать, как в русском языке. Россия  —страна непростая, а поэт — это голос страны, поэтому я согласна с этими словами.

Анна Ахматова:
Один идет прямым путем,
Другой идет по кругу
И ждет возврата в отчий дом,
Ждет прежнюю подругу.
А я иду — за мной беда,
Не прямо и не косо,
А в никуда и в никогда,
Как поезда с откоса.

Куда идете Вы?

− Я иду к самой себе. Я довольно-таки поздно начала находить себя, путь к себе, понимать, что я хочу, кем я являюсь. Через этот путь к себе иду к своим близким. Вообще я живу сегодняшним днем, поэтому сказать, что у меня есть дорога или намеченный путь, для меня довольно-таки трудно. Дорог много, путей много, важно найти свою...

− То есть вы ничего не планируете?

− Нет, не умею. Может быть и плохо. Есть какие-то вещи, которые как пунктики где-то в далеком будущем: вот это нужно за жизнь успеть. Но в целом какого-то плана действий у меня, к сожалению, или, к счастью, нет.

Наверх