Театральное закулисье

Элен Бентли читает стихи о вине из одуванчиков. Манечка готовится к экзамену по географии. Марина Цветаева вздыхает в тёмном углу. Сонечка тормошит свою создательницу. Есенин, как в бреду, повторяет: «Черный, черный человек». Джейкоб Портман (наш корреспондент) бегает в поисках приключений, сбивая с ног Пато Дули. Это не палата № 6. Это аудитория № 218. Это не психбольница. Это ИФиМК. Это не странное сборище. Это актеры вечера театральных монологов студенческого театра «Балаганчик». Это не бред сумасшедшего. Это закулисье.

titul_photo.jpg Автор фото: Наталья Волокитина

Не успел я принять тот факт, что меня ждет самая обыкновенная жизнь, как начали происходить совершенно незаурядные события. Первое из них стало для меня ужасным потрясением, и раскололо мою жизнь на две части: До и После...

− Понавесили шаров! А снимать кому?

Андрей Васильевич Петров срывает со стен и колонок воздушные шарики. Он — режиссёр «Балаганчика» и профессор кафедры русского языка и речевой культуры. Возится на репетициях со студентами, как с малышами в детском саду. «Мы — театр любительский» — всегда говорит Андрей Васильевич. Но я-то знаю, хоть и недавно в театре, − он рассчитывает на нас. Нельзя подвести.

В зале — я и режиссёр. Помогаю ему подготовить сцену. Никаких декораций. Один стул в центре сцены. Но все сценические ходы рассчитаны заранее.

Как и многие последующие сверхъестественные происшествия, оно непосредственно касалось моего деда, Абрахама Портмана. Сколько себя помню, дедушка Портман всегда был для меня самым удивительным человеком из всех, кого я знал...

middle_1.jpg
Автор фото: Наталья Волокитина

Приходят ребята. Аня, Карина, Лёша. Переодеваются к предстоящему выступлению. На столе образуется обеденная поляна. Кто-то и за едой повторяет тексты. Аня уходит в зал репетировать. Приходят Настя и Коля. После пар − уставшие. В аудитории тишина. Разговоры редки. Лёша предлагает шоколадку.

− Я полгода не была на этой сцене! Я так волнуюсь!

Аня, взволнованная, заходит в аудитория после репетиции. Она первая, кто начинает беспокоиться. Становится не по себе, когда и бывалые актеры «Балаганчика» волнуются. Новички спокойны. Тихо. Как в музее. Андрей Васильевич изредка заходит проверить свои театральные «экспонаты».

− Марина! Марина! В полной тишине кричит Карина. Убегает через заднюю дверь на сцену. Репетируем. Чтобы скоротать время. До начала вечера монологов − полтора часа.

middle_2.jpg
Автор фото: Наталья Волокитина

Он рос в сиротском приюте, сражался на войне, преодолевал океаны на пароходах и пустыни на лошадях, выступал в цирках, знал всё на свете об оружии и самообороне и говорил, как минимум на трех языках, помимо английского!...

− Ребята! У кого-нибудь есть антистатик?

В аудиторию ходит Настя Рязанова.

− Что все такие унылые? Молчите? Как затишье перед бурей.

Ребята приободряются. Чтобы не закиснули, Настя предлагает витаминки. С её появлением время течёт быстрее. Хоть кто-то разряжает напряжение.

− Ой, девушки!

То чувство, когда ты в предвыступательном волнении, Лёша беспокоится, начинает беседу про учёбу и сессию. Кто слушает, а кто повторяет тексты. Что заставляет всех отвлечься и улыбнуться −это монолог Коли.

− Чёрный человек на кровать ко мне садится...

По лицам видно: некоторых уже начинает изрядно бесить этот герой.

− Репетировать перед спектаклем — это как повторять билеты перед экзаменом. Бесполезно, если не выучил!

Лёша афористичен.

Мальчишке, никогда не выезжавшему за пределы Флориды, всё это казалось невообразимой экзотикой, и стоило мне его увидеть, как я принимался осаждать его просьбами попотчевать меня своими увлекательными историями...

Перед началом вечера монологов мы выходим в зал.

− Слушайте, у нас полчаса до начала спектакля, а ещё нет ни одного зрителя! — Лёша оглядывает пустой зал.

− Это ещё хорошо. У нас в школе однажды зрители не пришли и к концу спектакля, − хихикает Коля.

Перед началом спектакля неплохо расслабиться. Джаз из музыкальных колонок − «Руки!» Лёша протягивает ладонь. Одна ладошка, вторая, третья. Как мушкетёры. Раз. Два. Три!

− УСПЕХУ БЫТЬ! − слышно и в зале.

middle_3.jpg
Автор фото: Наталья Волокитина

Актёры разбегаются. Кто-то хочет посмотреть выступления товарищей. Кто-то остаётся за кулисами − ждать своего выхода. Дальше...как в тумане. Ребята взволнованы. Лёша и Ваня сидят в зале, сдерживая нервные смешки. Карина и Даша спокойно наблюдают за происходящим на сцене. Многие сидят за кулисами, в 218. Никто не смотрит в свои тексты, никто не повторяет. Просто нервно ёрзают, глядя, как один за другим пропадает в зале.

...На сцене. Под ярким светом лица зрителей похожи на черные пятна. Мало кого могу различить. Вижу только одногруппниц, Владимира Сергеевича и притихших в углу актёров. Волнение. До кончиков пальцев. Либо всё, либо ничего. Каждый из труппы испытал. Моя очередь.

Он никогда мне не отказывал, излагая их с таким видом, будто делился со мной секретом. Шшш...

Пауза...Собраться с мыслями. Что дальше? Замираю. Жду момент. И..!

− Куда!

Зрители ахают. Джейкоб Портман продолжает рассказывать.

Когда мне исполнилось шесть лет, я решил, что мой единственный шанс вести жизнь хотя бы наполовину такую же увлекательную, как у дедушки Портмана, заключается в том, чтобы стать путешественником...

Наверх