Дизайн атака

25 апреля преподаватель Британской высшей школы дизайна, человек, который придумывает и реализует десятки проектов, добивается побед российских студентов на конкурсе британских арт-директоров D&AD, Дмитрий Карпов по приглашению сообщества дизайнеров 42 design даст в САФУ интенсивный мастер-класс «Упражнения для тех, кому больше всех надо». В преддверии «взрыва творческих мозгов» Дмитрий Карпов рассказал, о современном российском дизайне, нестандартных методах обучения и магнетизме креативного мышления.

titul_photo-Karpov.jpgАвтор фото: Юлия Суббоцкая

− Расскажите о предстоящем мастер-классе. Для кого он, для дизайнеров-профессионалов или любителей?

− В Архангельске я жду встречи с креативными и активными людьми, как молодыми, так и зрелыми. Формат нашего общения самый конструктивный — это совместная тренировка творческих способностей, которая не ограничивается участием дизайнеров. Это мастер-класс для редакторов, копирайтеров, журналистов, предпринимателей, то есть для тех людей, у которых умение придумывать, мыслить разнообразно и нескучно если не залог профессионального успеха, то личная жизненная позиция. Сейчас в моём арсенале пара сотен упражнений, представляющих собой некие компактные стимулы, которые помогут сгенерировать интересную идею. Перемешать буквы, станцевать дизайн — будет и такое.

− «Станцевать дизайн» — звучит....

− Глупо? А дизайн музыкального альбома разве не должен призывать тебя танцевать одим своим видом? Какой характер у буквы? Вы задумывались, что форма букв на письме — это эмоции, настроение? Надо уметь самому себе задавать интересные вопросы, вести диалог с творческой мастерской внутри твоего черепа.

Если год смотреть в фотошоп, новые идеи не появятся: мозг привыкает к мышлению, что всё можно расположить по слоям и по сетке.

Мир сложнее, и в нем ещё не изобрели множество приёмов. Это мероприятие не про дизайн, а про то, как в жизни умные решения соседствуют с некрасивой, усталой от себя глупостью. Мои упражнения очень нравятся и менеджерам, и руководителям, и журналистам: они помогают развивать речь, образное мышление, улучшать навыки копирайтинга и риторики, находить альтернативные решения.

Дизайн атака
Автор фото: Юлия Суббоцкая

− Значит, скучно никому не будет?

− Подобный интенсив − это не развлечение, но это всегда весело, поскольку сам творческий процесс — штука заразительно привлекательная. Магнетизм креативной личности именно в том, что человек живёт в интересном мире возможностей, которые для остальных недоступны. Нейроны быстрее носят сигнал от центров визуальной памяти к речевым центрам. Говорят, после занятий снятся отличные сны. Не знаю, не проверял; у меня всё время ночью кино в голове отличное.

Я знаю, что вы как преподаватель Британской Высшей школы дизайна используете проектный метод обучения студентов. В России проектный подход к обучению достаточно нов. Разве что Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», Британская школа дизайна, да Сколково его активно применяют. В чём вы видите плюсы и минусы проектных методов образования, и в чём его суть?

− Откровенно говоря, пока это внедрение больше на словах. Вот вы можете назвать десять проектов студентов из дизайнерских школ и курсов?

− Нет.

− А я могу, но я фанат. Проектное обучение — это когда студенческие проекты заполняют ваше информационное пространство, а вы и разницы не видите, профи это сделал в дорогом костюме или бородатый хипстер в тёртой футболке. Учиться круто, это период раздолбайства и безответственности, который очень здорово помогает творческому человеку создавать новое, необычное, на что у профи уже нет времени, сил. Жир подкожный накоплен и мешает быть диким и свободным. Методически в России таких институтов должно быть минимум в двадцать раз больше, чтобы давать талантливой молодежи в своём городе осуществлять проекты развития агломерации, локальной культуры, дизайна удобных решений для среды, в которой живёт студент. БВШД реализует такой подход фрагментарно, методики различаются на разных курсах.

− Какие образовательные технологии, по-вашему, нужно использовать при подготовке творческих кадров, в частности дизайнеров? Какие новые тенденции есть в дизайн-образовании?

− Это целый мир, новая планета. Всё вертится вокруг возросшего интереса общества к самообразованию. Проблема системы образования в устаревшем представлении о том, что учебный класс готовит к будущей работе. Но никто не знает, какие профессии появятся в стране через пять лет, а школьная программа ничем не упреждает развитие таких новых профессий как «архитектор информационных систем», «дизайнер UX», «дизайнер цифровых продуктов».

Школа и университет должны научить человека не работать по профессии, а жить в мире постоянных перемен и быть готовым реализовываться как личность постоянно.
Дизайн атака
Автор фото: Юлия Суббоцкая

Надо изучать не то, как сдать экзамен по предмету, а как научиться запускать проект, в котором ты многое узнаешь впервые. Здесь важно сотрудничество, умение продумывать и планировать весь процесс самостоятельно. Школьное, начальное образование надо активней вовлекать в процесс развития творческого таланта и прикладных способностей к дизайну. Образование — это система. Например, в Перми есть начальная школа — «Точка», которая специализируется на дизайне. Дети с первого класса изучают среди общих предметов и творческие дисциплины, проектирование, керамику, рисунок, историю искусства, технологии. Такие проекты должны существовать и развиваться во всех крупных городах. Заметная современная тенденция — это доступность. Онлайн образование. Масса материала для самообразования есть в сети, правда, много на английском, так что надо изучать язык, расширять диапазон общения.

− В университетских аудиториях, в основном, распространены две связи: мастер-ученик и куратор-партнёр. С преобладанием первой, конечно. Вы сторонник какой схемы?

− Я это называю «ситуационная педагогика», когда студент и преподаватель находятся в общей моделируемой ситуации и совместно решают задачу. Надо изучить, как устроено производство публикации для гаджетов? Выпускаешь сам журнал для IPad. Хочешь знать, как работает адаптивный дизайн сайта? Выпускаешь сайт. Хочешь узнать, какой дизайн больше покупают? Выпускаешь мелкую серию футболок и продаёшь, смотришь статистику.

Дизайн атака
Автор фото: Юлия Суббоцкая

Преподаватель в этом процессе не мастер, а наблюдатель. Он фиксирует незаметные всем детали, помогает на ранней стадии увидеть новые возможности проекта и приучиться к простой мысли: всегда есть альтернатива, обходной маневр, идея, которая лучше чем та, что есть сейчас. Мы берём проект с клиентом, а это значит, что обучение строится на выполнении конкретной дизайн-работы по всем этапам: организация встречи, ведение переговоров, исследований, первые наброски эскизов, прототипов, презентаций, а затем уже общее обсуждение того, что мы изучили совместно, что получилось, а что нет. Мои упражнения, собранные из разных источников и придуманные мной, обучают видеть, как действовать разнообразно, как возникают идеи в процессе интенсивного мышления, занятости рук и сжатых временных рамок.

− Одно время в России стала очень популярна работа фотографа, потому что это творческое дело, навыками которого, на первый взгляд, несложно овладеть. В итоге, в городах, в том числе провинциальных, на одного человека приходится один фотограф. Сейчас дизайн стал одним из самых актуальных занятий для творческих людей. Сколько времени нужно, чтобы обучиться дизайну? Есть ли критерии компетентности в дизайне?

− Надо понимать, что дизайн — это широкое профессиональное поле деятельности. Дизайнер книг, дизайнер интерфейса приложений, дизайнера в рекламном агентстве решают разные задачи и, соответственно, определяют разные подходы к формулировке компетентности. Дураков в дизайне больше, чем в армии — проверено. Прапорщик, который приказывает красить траву в зеленый цвет, делает это, чтобы удовлетворить эстетическое чувство полковника «из Москвы», а дизайнер, который выбирает цвет для проекта, исходя из его модности и присутствия этого цвета в паре любимых работ, — это примерно одного интеллектуального поля ягоды.

В дизайне нет случайных решений, выбор всегда должен быть рациональным, продиктованным функциями и задачами, а не «хотелками».

Есть талантливые ребята, которым кажется, что они уже всё знают и есть взрослые, заслуженные дизайнеры, которые не стесняются учиться, завалены книгами, пробуют себя в новых жанрах и проектах, чтобы научиться заново понимать дизайн.

Дизайн атака
Автор фото: Юлия Суббоцкая

— Какую роль сейчас дизайн играет на мировом рынке. Каковы перспективы российского дизайна? Необходим ли в России дизайн?

Дизайн стал интернационален, поскольку рынок общий. Сегодня парень из российской глубинки может запускать проект сервиса, идея которого появится в Архангельске, дизайн сделают в Минске, программировать будут в Осло, техподдержку окажут в Индии, а работать он начнёт в основных столицах мира. Дизайн — это проектирование впечатления и добавленной ценности продукта, к слову, не всегда материальной. Хороший дизайн создаёт желания. Мечтать. Обладать. Купить. Пользоваться. Похвастаться. Дизайн стал общедоступен, появилась масса инструментов для создания публикаций, стремительно развивается «домашний дизайн» с развитием философии «делай сам». Но главное — люди стали учиться. Сами. Читать статьи, книги, смотреть обучающее видео.

Антон Гладкобородов с командой создал сервис Coub — гибкий инструмент для компиляции короткого видео и звука. Этот проект изменил медиа. В России есть Яндекс с целой корзиной удобных конкурентоспособных сервисов, с хорошим дизайном. Уральское агентство «Восход» создает рекламу мирового уровня. В дизайне нет границ, кроме тех, которые определяются брифом, задачей, точностью таргетинга аудитории. Проект Lapka, объединивший в себе промышленный дизайн, науку и цифровую жизнь, очень популярен в мире. Создаёт его Вадик Мармеладов.

Заказать такси или билеты теперь невозможно без соприкосновения с интерфейсом, дизайном. В крупных городах России достаточно заметна рука дизайнеров: вывески, реклама, навигация, издания уже не навевают грусть, как двадцать лет назад.

− Какой дизайн сейчас наиболее востребован: веб-дизайн, полиграфический или другой?

− Другой. Дизайн сервисов, умение продумывать поведение потребителей, дизайн приложений, умение создавать удобные интерфейсы, которые напрямую облегчают заказ материальных объектов или услуг. Вся эта экзотика не уменьшает потребности в хорошей упаковке товаров, в брендинге, в дизайне заметной и умной рекламы.

− Имидж профессии преподавателя очень сильно упал в 90-е годы, сейчас авторитет учителя поднимается, правда, медленно. Вам почему нравится преподавать?

− Мне не нравится преподавать. Профессионализм — это полюбить заниматься тем, что тебе не особо нравится. Попробуйте провести полдня с людьми, которые и половины не понимают из того что ты им объясняешь.

В привычном виде преподавать скучно, я не преподаю, а придумываю, как создавать знания в руках, в совместной работе над эскизами, чертежами, файлами.

Приходится, как штурмовик снова заходить на круг атаки на их восприятие, бомбить примерами, обстреливать упражнениями. При этом постоянно менять правила игры, придумывая, как информацию можно изложить интереснее, ещё понятнее, ещё доступнее для людей. Потратив много времени и сил, я возвращаю то, что отбила школа — желание учиться с интересом.

—  Можете рассказать о самом запоминающемся педагогическом эксперименте в аудитории?

— Представь, что ты год проводишь разные семинары, а потом просишь студентов выключить свет в аудитории, спокойно сесть, закрыть глаза и представить, что он стрела в натянутом луке. Нужно представить, какая ты стрела: современная, стильная или древняя, грубая; какой звук ты издаёшь в полёте. Представить, как пружинит тетива, как ты летишь в воздухе, как прохладно или жарко, как приближается цель, как стрела попадает в цель. И, главное, что было этой целью, которую поразила стрела, и какие чувства в этот момент возникли. Так студенты понимают, что фантазия и погружение в эмпатию могут отлично рассказать тебе об объекте дизайна. Бывает, что для исследования поведения людей в экстремальной ситуации студенты идут и переворачивают стол в кафе снимая реакцию посетителей на телефон, чтобы уже на практике понимать, как люди себя ведут в неожиданной ситуации. Любое интерактивное поведение — это психология.

Это бывает крайне полезно, например, при проектировании помещений, мебели. Нужно понимать, что иногда люди действуют спонтанно, необдуманно и надо за них подумать. Вот вы знали, что ступенька лестницы с этажа на этаж одного размера, а ступенька этой же лестницы в подъезде, которая ведёт в подвал — выше. Человек, в панике убегая от пожара, сможет почувствовать разницу и не пропустит выход из здания, забежав в тупиковый подвал.

Наверх