Виктор Бовин: «Я верю, что баттл-рэп встанет с колен, когда извинится»

Виктор Бовин (настоящее имя Виктор Богатыренко) или VityaBoVee выступал на таких известных российских площадках, как SLOVOSPB и Versus. Он рассказал AV, о чем он никогда не будет читать на баттлах, какую роль для МС играет литература и почему из рэпа исчезла уличная романтика.

Виктор Бовин: «Я верю, что баттл-рэп встанет с колен, когда извинится»Фото из личного архива Виктора Бовина

— Ты больше десяти лет участвуешь в баттлах. По твоему мнению, какое место они занимают в российской культуре?

— Когда они только начинались, в 2013 году, первые известные баттлы на площадках SLOVO и Versus не имели какой-то ценности из-за пошлых панчей про чужих мам и пап. Сейчас идет новый виток баттлов, когда вот эти все грязные строчки ушли. Теперь больше упор идет на текст. Словесных «дуэлянтов» показывают по телевидению, говорят о них, разбирают их выступления. В этом плане баттлы имеют какую-то культурную ценность и будут актуальны некоторое время.

— Как ты готовишься к баттлам?

— Обычно дается на подготовку месяц-полтора. Я стараюсь посмотреть поединки соперника, послушать его треки. Не люблю формат, когда люди просто берут абстрактные шутки о противнике. Мне нравится, когда участники копаются в образах друг друга. Использую несколько тем и пишу, ориентируясь на них. Что-то переделываю, выкидываю и примерно в последнюю неделю перед поединком учу текст.

Фото из личного архива Виктора Бовина

Баттл Стефан (Стефан Кукуи) — VityaBoVee, квалификация на площадке SLOVOSPB

— Пользуешься ли какими-то особыми техниками запоминания текста?

— Пишу строчку — читаю. Пишу две — четыре строчки — читаю уже шесть. Обычно, когда я дописываю первый раунд, знаю порядок и рифмы. Зная порядок рифм, легче вспомнить слова. Кто-то запоминает образами. Если оппонент рассказывает какую-то историю, например, о детстве соперника, то можно использовать метод ассоциаций. Некоторые просто зубрят. Когда я учу, то стараюсь записывать текст на диктофон в МР3-файл. Он играет на заднем фоне и откладывается на подкорке мозга.

— Что делать, чтобы не волноваться на публике?

— Мне бы кто дал совет… Всегда идет мандраж перед поединком, а начинаешь баттлить — проходит. Когда выступаешь, немного раскрепощаешься. Это все приходит с опытом. У человека должна быть харизма, тогда он может завести толпу, и она станет ему не врагом, а другом. Надо чувствовать себя «в своей тарелке».

— Как ты придумываешь панчлайны?

— Все это индивидуально и сложно. Я придумываю яркую концовку: использую двойной смысл, сравнение, переделанный фразеологизм или пословицу. Иногда на ум приходит любопытная строчка, когда еду в метро или иду по улице. У меня нет крутых панчлайнов, в этом плане все впереди.

— Какую роль для баттл-мс играет литература?

— Книги прямо пропорциональны твоему развитию и твоему слогу. Если человек начитан, то у него шире кругозор, он может лучше выражать свои мысли, у него объемнее вокабуляр. Поэтому читать надо больше, нежели смотреть видосики каких-нибудь блогеров на YouTube. У авторов русской и иностранной классики можно поучиться именно игре слов. Мне нравится стиль и слог Владимира Маяковского, потому что задолго до крутых рэперов он хорошо рифмовал.

— О чем не стоит читать на баттле?

— Я не читал никогда и не стал бы читать о религии, политике, национальностях, известных людях, не имеющих отношения к поединку. Это — табу, несоблюдение которого может погубить человека. Такие примеры бывали. Я верю, что баттл-рэп встанет с колен, когда извинится.

Баттл VityaBoVee — Пиэм (Владислав Александров), отбор на площадке Versus: Fresh Blood, 4 сезон Баттл VityaBoVee — Пиэм (Владислав Александров), отбор на площадке Versus: Fresh Blood, 4 сезон

— По твоему мнению, как баттл-рэп влияет на детскую аудиторию?

— Я думаю, негативно. По-настоящему крутые баттлы без мата они не поймут из-за отсутствия бэкграунда. Зато с матерными считалками запомнят, потому что такие им понятны. Степень отрицательного воздействия баттлов зависит от конкретного человека, его индивидуального развития.

— Есть ли в России «голос улиц», протестная субкультура, или же все сводится к бизнесу и славе?

— Примерно до 2008 года это был реально уличный протест. Тогда собирались где-то в подъездах, включали биты, просто фристайлили, и это был классический рэп. Отчасти его убили баттлы и появление Интернета. Люди стали меньше собираться вместе, все больше по Сети скидывать треки друг другу. Определенная романтика исчезла. Сейчас это все, так или иначе, коммерция. Снизился возрастной потолок. Например, я вижу семилетних первоклассников, напевающих песни Хованского (Юрий Хованский — известный российский видеоблогер). Именно рэп и протест ушли на второй план. Теперь это все больше зарабатывание денег, культура ради потребления, ради массовости, лайков, подписчиков и репостов.

— Может быть, российский баттл-рэп не заслуживает всей этой шумихи вокруг себя?

— На медийных площадках субкультура выходит из андеграунда, и, как некоторые успели заметить, Fresh Blood 4 становится похожим на телепроект «Фабрика звезд». В России баттл-рэп переоценен после поединка OXXYMIRON — ГНОЙНЫЙ, потому что это действительно было круто и привлекло огромное внимание к российским баттлам. Теперь надо поддерживать этот уровень, поскольку у людей будут завышенные ожидания. Баттл-рэп не должен уходить на телеэкраны, это андеграундная движуха, она должна оставаться там, а не выходить наружу.

Наверх