Вячеслав Шулёв: почти всю диссертацию я написал от руки

Герой новой рубрики «История одного исследования» — Вячеслав Шулёв, аспирант третьего курса направления «геоэкология», инженер инновационно-технологического центра арктических нефтегазовых лабораторных исследований (ИТЦ АНГЛИ), заместитель директора Высшей школы энергетики, нефти и газа по международному сотрудничеству и ассистент кафедры бурения скважин, разработки нефтяных и газовых месторождений.

Вячеслав Шулёв: почти всю диссертацию я написал от руки Автор фото: Полина Нечаева

В школе Слава профессионально занимался лыжами, в университете — альпинизмом, ледолазанием, скалолазанием и  скайраннингом. Выигрывал областные и всероссийские чемпионаты, был призёром международных соревнований. Спортивный интерес помогает Славе завершить диссертацию и получить степень кандидата технических наук.

О месторождении, моделировании и нетрадиционной нефти

В 2014 году я защитил диплом «Выбор варианта разработки Северо-Семивидовского нефтяного месторождения». Оно находится в Ханты-Мансийском автономном округе, его тогда только открыли, пробурили и нужно было экономически обосновать несколько вариантов развития и предложить оптимальный. Отчасти диссертация основана на дипломе. Официально тема звучит «Геоэкологические аспекты извлечения нефти из пород пониженной проницаемости», но, возможно, название изменится на «Математическое моделирование низкопроницаемых коллекторов...» или что-нибудь подобное.

Моделирование — это такой процесс, когда ты ещё не загубил месторождение, ещё не тратишь деньги и можешь в лаборатории в компьютерном виде прогнать процесс разработки месторождения на 10-20-30 лет вперёд, чтобы понять, как эффективно с технологической и экономической точки зрения его развивать. Иногда процесс моделирования может затянуться на день, неделю — в лучшем случае, а то и месяц.

Разработки месторождений состоят из нескольких этапов. Сначала нужно найти месторождение, для чего проводят полевые наблюдения и сейсмические работы. Когда геологи определили перспективный участок, бурится скважина. Скважина — это вообще единственный способ доказать есть нефть-газ или нет. Существует несколько способов бурения. Если это скважина под добычу нефти, то сплошное бурение, но тогда порода разрушается полностью. Это как отверстие, которое остаётся от сверления в стенке, когда нужно повесить картину. Есть способ, когда горные породы отбираются, обрезаются по контуру и получается столбик или цилиндры горной породы по несколько метров в длину. Это и есть керн.

Доказали — нефть есть, месторождение оконтуривают, то есть уточняют данные. Могут ещё скважины пробурить и определить запасы месторождения.

Вячеслав Шулёв: почти всю диссертацию я написал от руки
Автор фото: Полина Нечаева

В России с 2000-х годов, чтобы защитить проекты на разработку и начать работу над месторождением, необходимо создать его трехмерную модель. В ней создаётся геологическая модель пласта. Пласт — это...не как матрас, а сложная геологическая структура, условно говоря — холмы под землей. Процесс разработки описывает движение нефти и газа из пласта, из горных пород к скважинам. Какие скважины бурить? В каком количестве? Где расположить? В упрощённом варианте это и есть разработка месторождения и часть моей диссертации.

Пример компьютерного моделирования нефтяного месторождения с использованием программных продуктов. Красный столбик — добывающие скважины, Синий — нагнетательные скважины
Вячеслав Шулёв: почти всю диссертацию я написал от руки

Я изучаю именно физические процессы, которые протекают внутри пород — как их свойства влияют на процессы течения нефти и газа к скважине.

В России очень много нетрадиционной нефти, сланцевой, например, и процессы разработки подобных месторождений хотя и изучены, но всё ещё остаются белые пятна, неточности, которые в нефтегазовой отрасли могут исчисляться миллионами и даже миллиардами рублей. На этапе проектирования и геологического моделирования все эти неопределённости нужно постараться снизить.

В лаборатории я работаю над экспериментальной частью диссертации — провожу исследование на реальных образцах горных пород (к сожалению, локацию назвать не могу, некоторые из нашего региона, некоторые из Западной Сибири), пытаюсь понять, как влияют свойства горных пород на движение в них нефти и газа и потом перевожу данные в компьютерные модели.

О карандашах, блокнотах и новых идеях

У нас большой центр, «керновики» (подразделение, где я работаю) занимают часть первого этажа и подвал. В течение дня, если у меня нет компьютерной работы, я меняю локацию — не могу постоянно сидеть в своём кабинете. Дома, даже в отпуске или на каникулах, вечерами, могу работать не в комнате, не за рабочим столом, а взять ноутбук и перейти на кухню. Когда я сижу на одном месте, новые идеи у меня не возникают.

Вячеслав Шулёв: почти всю диссертацию я написал от руки
фото из личного архива Вячеслава Шулёва

Вот сейчас, перед вашим приходом, пока следил за установкой, взял лист и написал новый план диссертации — как раз того, что мне не хватало. Ты просто запустил этот мыслительный процесс, работаешь, делаешь что-то и потом «опа! вот и решение».

Я очень много пишу. Большую часть своей диссертации пишу от руки. Сначала в блокнотах, потом перепечатываю на компьютер. Писать в компьютере сразу... Теряется связь между тем, что пишешь и что думаешь. Когда набираешь на компьютере, пытаешься сразу же выстроить предложение красиво, без лишних слов, а когда от руки пишешь, можно делать пометки, возвращаться, стрелочками переносить. Мне так удобнее. Из всех статей, которые я писал в аспирантуре, не было ни одной, изначально набранной на компьютере. Все — от руки, причём карандашом.

Почему? Ручка твёрдая, не всегда на весу можно ей писать, может порвать лист, а карандаш мягко ложится, да и цвет приятнее.

Об ошибках, советах и мотивации

1

Я думал, три года — это колоссальное время, это же половина образования специалиста! Когда в начале обучения тебе говорят: «Обратись к диссовету, узнай, что требуется конкретно», думаешь: «А зачем? Я ж такой умный сам, я же диплом защитил». Сейчас понимаю — время упущено. Я успею, но будет ли моя диссертация к концу обучения такой, что я скажу: «Классная диссертация»? Конечно, я закончу работу...

Вячеслав Шулёв: почти всю диссертацию я написал от руки
фото из личного архива Вячеслава Шулёва
Спорт, если не создаёт, то укрепляет характер, и это помогает во всех трудностях. Не получилось что-то, обычный человек скажет: «Ну и ладно», а у меня возникает спортивный интерес, думаешь: «Я тебя сейчас решу, задача!»
2

Совмещать учёбу с работой еще можно, а совмещать учёбу, работу и написание диссертации... Если аспирант хочет написать хорошую диссертацию и начинает работать в нескольких местах, естественно встаёт вопрос приоритета. Что мне интереснее — организовать какой-то проект, приезд иностранного лектора, работу с иностранными партнёрами или написать ещё одну страницу диссертации? (обычно побеждает первое). Если человек поставит цель написать диссертацию, то стоит отказаться от всего, хотя бы на определенный промежуток времени — месяц, два или три. Думаю, скоро я дойду до этой грани, когда всё закончу и буду именно дописывать диссертацию.

3

Больше публиковаться, начиная с первого курса. У меня, конечно, есть публикации, но в основном это было заочное участие. По миру столько конференций проходит, даже в России их колоссальное количество, и когда ты на них ездишь, то, во-первых, узнаешь больше всего, может оказаться, что твоя тема уже устарела, ты делаешь-делаешь, а тебе говорят: «Ребята, вы летаете на кукурузниках, а у нас уже третье поколение реактивных самолетов. Зачем вам эти кукурузники?» Большая часть конференций, в которых я участвую, организованы SPE [Society of Petroleum Engineers, международная некоммерческая профессиональная организация технических специалистов нефтяной промышленности — прим. ред.]. С другой стороны, это общение. Я уже познакомился с некоторыми людьми, которые работают в смежных областях, которые могут дать мне профессиональный совет «так делай, так не делай», потому что они уже через это прошли. Или вот съездишь на конференцию, где только и говорят о нефтяной промышленности, побываешь в этой атмосфере и думаешь: «Здорово! А давай-ка я тоже сейчас профессионалом стану». Допустим, я участвовал в кубке чемпионата России по решению бизнес-кейсов Youth Russian Petroleum & Gas Challenge. Всероссийский кейс-чемпионат. Там собрались не только нефтяники, но и экономисты, математики. Нужно было проанализировать стратегию работы одной из компаний и предположить дальнейшие пути развития. И ты таким зарядом позитива заряжен и думаешь: «Вот я сейчас приеду, горы сверну!». Конечно, бывает, что через неделю рутинной работы возникает вопрос: «А зачем мне это всё?» У меня такое началось под конец, вначале горизонт — где-то там, ты ещё ни на какие грабли не наступал, всё здорово, не надо пока такой мотивации, но когда уже бывают пробуксовки в работе или просто времени не хватает, думаешь: «А зачем?» Потому что тебе это интересно, потому что так надо или потому что дал обещание защититься?

Мой девиз из книги «Два капитана» — «бороться и искать, найти и не сдаваться», а принцип жизни — «Желание ищет возможности, нежелание — причину»
4

Нужен чёткий план, но не настолько, что будет ограничивать. Исследование — это всё равно творческая работа. Вот и всё. Никто не любит в ошибках признаваться.


Наверх