«Однажды я отправила бидон для молока в Корею»: Елизавета Витязева о своем магазине винтажных вещей

Елизавете Витязевой 20 лет, она нигде не учится и не работает, но у нее есть хобби, которым она горит — винтаж. Еще в 2018 году девушка открыла на зарубежной платформе собственный онлайн-магазин винтажных вещей. Сначала целью было просто избавиться от старой одежды, сейчас это стало ее основным заработком. Мы поговорили с Елизаветой о том, что такое винтаж, почему сейчас это становится популярным, а также где можно найти винтажные вещи в таком небольшом городе, как наш.


Ih-wG_eHwKo.jpg
   
«Мужчина, я винтаж, уберите руки»

AV: Что такое винтаж?

Винтаж — это вещи, может быть одежда, обувь или какой-то декор для дома, которые старше 20 лет, то есть сейчас это 2000 год и всё, что старше. Сюда также входит антиквариат, но это уже повыше уровень. Я в основном занимаюсь с винтажными вещами второй середины ХХ века. Вообще винтажными вещи становятся именно после 20 лет, то есть мы с тобой уже винтаж. С точки зрения идеи, винтаж это не про то, что ты придешь в секонд-хенд, будешь там рыться и что-то дешево купишь. Винтаж — это для тех, кто увлекается модой, любит оригинальные, уникальные вещи. Для меня это про моду и в то же время про экологичный образ жизни.

AV: Почему именно 20 лет, это какое-то установленное правило?

Не могу сказать, кто точно определил это правило, но везде, где занимаются винтажем, обычно считается, что вещь становится винтажной именно после этого срока. Также, например, на сайте, где я продаю нельзя продать вещь как винтажную, если она моложе 20 лет. Но, например, дизайнерские вещи считают винтажными раньше.

AV: Что ты ищешь в винтаже?

В первую очередь вещи, которые мне нравятся. Не всегда, конечно, выходит, так как у нас не такие большие ресурсы, как скажем, за границей. Также важно само состояние вещи: она может быть старая, но ее можно только выкинуть, и не все люди это понимают. Вещь должна быть такой, чтобы можно было вписать ее в современный гардероб. Я ищу по своему вкусу, что мне бы захотелось носить.

AV: Расскажи подробнее, как тебе пришла идея заниматься продажей винтажных вещей?

Вообще это всё было постепенно, изначально я к этому пришла не для того, чтобы заняться бизнесом и заработать денег, а чтобы избавиться от вещей. У нас лежали вещи, которые ни мне, ни маме и никому не нужны. Мы могли бы отдать их бесплатно, но никто не забирал и выкинуть жалко, мы же всё копим обычно. Я узнала, что можно продавать эти вещи на сайте, я попробовала и у меня получилось, причём очень даже быстро. Вот так всё началось, что сначала просто хотела избавиться от вещей, а потом я увидела, что люди это берут. Сначала это было как хобби, потом я поняла, что мне это так нравится: находить вещи, с ними заниматься (ведь иногда они требуют ремонта), нравится общаться с покупателями. Я поняла, что это так круто и «застряла» в этом.

Сейчас вещи сами ко мне приходят

AV: Где ты берёшь столько вещей: это запасы со времен молодости твоих мамы и бабушек или же ты специально ищешь?

Как я сказала выше, у меня было очень много вещей, и, если честно, мои запасы ещё не до конца иссякли: вроде все выгребешь, а они потом снова находятся где-то. Мне знакомые отдают вещи, это что-то типа комиссионного магазина получается. Бывает нахожу в комиссионках что-то интересное. Сначала у меня был страх: «где я буду брать вещи, когда моя коллекция закончится», но сейчас вещи сами ко мне приходят. У меня не бывает такого, что у меня не лежит какая-то стопка вещей, которые ещё надо сфотографировать, выложить или же постирать.

AV: Насколько трудозатратна твоя работа?

Можно работать, как пчёлка, каждый день с утра до вечера, и, мне кажется, все эти завалы одежды все равно не будут кончаться. Обычно же всё происходит так: ко мне попадают вещи, я их всегда стираю, потому что мне неудобно людям отправлять с запахом шкафов старых, я хочу, чтобы они получили и сразу могли надеть, как в магазине. Поэтому в первую очередь вещи стираются, потом идет ремонт, например, бывает швы расходятся, потому что нитки иссыхаются от времени. Затем всё отглаживается, отпаривается и потом фотографируется, далее я снимаю мерки и выкладываю на сайт. Обычно всё делается партиями, например, одно я сегодня стираю, другое уже высохло, третье нужно выложить, четвертое сфотографировать. Это бесконечный процесс, всегда есть какой-то поток.

AV: Есть какие-то трудности, с которыми ты столкнулась в процессе работы?

Меня, например, бесит редактировать фото. Но в общем мне всё это нравится, и я не вижу каких-то больших трудностей для себя. Для меня главная трудность — меня не понимает моя семья, мои родители, они говорят: «Лучше пойди работать кассиром, чем вот этой дурью маешься». То есть они в это вообще никак не верят, хотя видят, что я имею с этого доход. Их главный аргумент — что я не смогу самостоятельно жить на эти деньги, например, снимать квартиру. Хотя, в принципе, отсутствие поддержки мне никак не мешает, потому что я хочу этим заниматься, я не хочу ненавидеть свою жизнь и свою работу.

8N9aHu8R2nE.jpg

AV: Куда чаще всего отправляешь вещи?

Большая часть идёт в США, Канаду и Австралию. Вообще больше всего в США, потому что я работаю на американском сайте, где в основном сидят американцы. В Европу, конечно, тоже, даже в Азию отправляла, у меня были покупатели из Японии, Китая, Кореи, Таиланда.

AV: Как ты думаешь, почему сейчас становятся всё более популярными винтажные магазины?

Во-первых, сейчас все обращают внимания на экологию, все стараются перейти на более экологичный образ жизни — это глобальный тренд. Я думаю, что в первую очередь, многие сейчас стараются купить вещи секонд-хенд или винтаж, потому что им не всё равно. Во-вторых, мне кажется, что люди хотят выделиться, носить не то, в чем ещё полгорода ходит, а то, что может быть только у тебя. Мне, например, нравится идти и понимать, что люди на тебя оборачиваются, потому что на тебе что-то интересное. То есть, как мне кажется, винтаж популярен из-за экологии и стремления к самовыражению.

AV: Действительно ли мода циклична?

Да, можно заметить, что она циклична. Мне кажется, что от каждого времени есть детали в моде настоящего. И какое-то определённое время может оставаться в моде навсегда, а мы даже этого уже не замечаем. Например, мини-юбки: мы же все их носим с момента изобретения в шестидесятых, и до сих пор они появляются в каждом сезоне. Мини-юбки теперь навсегда с нами.

AV: Брезгливость и винтаж — это несовместимые вещи?

У меня, например, мама тоже раньше говорила, что в секонд-хенде как-то неприятно: «Как ты узнаешь, откуда эти вещи». Во-первых, я знаю, что их там обрабатывают, и я спокойна на этот счет. Во-вторых, конечно, есть кто-то совсем брезгливый, и ему нужны только новые вещи, тогда это не для него, нужно понимать: эту вещь как минимум кто-то один носил до этого. Ведь новые вещи с бирками очень редко бывают, особенно винтаж очень редко бывает, но такое тоже можно найти. Да и тем более в обычных магазинах тоже нет полной стерильности, одежду могут померить очень много людей до тебя.

Винтаж популярен из-за экологии и стремления к самовыражению

AV: Можно ли найти какой-то стоящий винтаж в нашем городе?

Я постоянно нахожу интересные вещи в наших секондах и комиссионных магазинах. Не так давно я нечаянно забрела в комиссионный магазин и нашла там пальто предположительно пятидесятых годов ХХ века из ГДР, и оно очень быстро улетело в Италию. В секондах же нужно рыться целенаправленно, знать в какие дни выгодные цены. Обычно я прихожу и отсматриваю каждую вешалку,  я там могу на два часа потеряться, потому что я это прям люблю.

AV: Любая ли старая вещь может быть винтажной?

Вообще по определению да, то есть если она старше 20 лет, то она винтажная. По факту зависит от состояния: либо это винтаж, либо мусор. Лично для меня также есть критерий — чтобы это соответствовало моему вкусу.

AV: Как можно отличить винтаж от «старья»?

Как я отличаю: во-первых, по стилю, например, ты видишь, что у рубашки острые длинные воротнички, значит это семидесятые. Во-вторых, когда ты уже видишь, что может быть что-то старое судя по стилю, то смотришь на этикетку, но тут, конечно, нужно уже немного разбираться, сразу не определишь.

AV: Как ты думаешь, обязательно ли винтажные вещи должны быть брендовыми?

Брендовые вещи — это очень круто, многие за ними гоняются, но есть и винтажные ноунеймы, и это тоже довольно-таки популярно. Разница в цене: если это какой-то ноунейм, он будет гораздо дешевле, чем тот же Dior, причем он может быть дороже, чем даже новая вещь от бренда.

AV: У тебя были случаи, когда ты находила брендовые вещи?

Да, даже в Архангельских секонд-хендах я находила брендовые вещи. Самая крутая вещь — это юбка от Burberry, футболка от Prada, также были вещи от Acne Studios. Очень часто наши секонд-хенды вообще без понятия, что это какой-то бренд и продают не по соответствующей цене.

ZcGRG9DH9tI.jpg

AV: Как ты думаешь, есть ли какая-то мистика в винтажных вещах?

С мистикой я не сталкивалась, но покупателям очень часто интересна история вещи. Они часто спрашивают: «откуда она у вас?», «знаете ли вы что-то про эту вещь?», «что вы можете рассказать мне?». Например, у меня спрашивали про пальто из ГДР, которое я купила в комиссионке. Хоть оно и не моё, но я чуть-чуть знала, потому что мне рассказала продавец, что это пальто принесла бабуля и сказала, что в пятидесятых она за ним стояла в очередь в Москве. Мне очень нравится в винтажных вещах, что продолжается их жизнь: вот они валялись дома, никому не нужные, а теперь улетели на другой конец света и их там носят.

AV: Назови несколько самых необычных вещей, которые продавались в твоем магазине?

Советские галоши из пятидесятых для туфель на каблуках. У них также интересная история, потому что они уехали во Францию в модный дом «Maison Margiela», не знаю, зачем они им, может быть для коллекции. Также, например, авоськи или старые бидоны для молока, которые я отправляла в Корею. Винтаж — это, в принципе, всегда довольно интересно.

AV: Ты сказала, что в первую очередь ищешь то, что нравится тебе самой: часто ли ты оставляешь вещи себе или ты целенаправленно покупаешь только для продажи?

Я иду одновременно искать и себе, и на продажу. Чаще всего я нахожу себе не винтажные вещи, а просто классный секонд-хенд, то есть я понимаю, что я его не продам, но при этом мне подходит. Иногда находишь хорошие винтажные вещи, но не можешь оставить себе, потому что размер не подходит. Бывает также наоборот: покупаю себе, а потом думаю «куда мне столько вещей, нужно продать!». Чаще всего оставляю себе какую-то базу: юбки, платья.

В винтажных вещах продолжается их жизнь: они валялись дома, никому не нужные, а теперь улетели на другой конец света

AV: Какие у тебя планы на будущее для своего магазина?

Конечно мне хочется развиваться дальше, я считаю, что сейчас только начало, хоть я и занимаюсь этим уже три года. Хочется, чтобы меня и мое занятие начали воспринимать всерьёз. У меня нет конкретных целей, например, открыть офлайн-магазин. Пока я хочу расти и развиваться именно на этой платформе, мне хочется, чтобы было больше заказов, чтобы находились более интересные вещи.

Наверх