О дивный мир

Архитекторы, юристы, маркетологи, инженеры. AV поговорил со студентами из Финляндии, Швеции и России о том, как их профессия и они сами способны изменить будущее.

Арьан Джозеф

Арьан Джозеф,

студент факультета технологии Университета Оулу (Финляндия):

О выборе специальности: Архитектура всегда привлекала меня свободой творчества, идеей создания всего из ничего. Это захватывает: мысль начинает свой путь у тебя в голове, а заканчивает там, где раньше был городской пустырь.

Будущее в профессии: Я родился в Иране, провел детство в Объединенных Арабских Эмиратах, теперь я учусь в Финляндии. Два года назад у меня было что-то вроде экзистенциального кризиса: я смотрел новости и постоянно видел сообщения о военных действиях. Люди умирали, теряли свое жилье и оказывались на улице каждый день. Война все еще живет и будет жить в XXI веке, я понял, что ее не остановить.

У современной архитектуры нет ответа на вопрос, где должен жить человек после окончания военных действий.

Сегодня только три архитектора в мире, которые работают в этом направлении. В ситуациях, когда непонятно, кого винить в бомбардировках, и вообще нет государственной власти, не от кого ждать помощи и надеяться на восстановление жилья — людям нужно строить его самим. Поэтому сейчас я работаю над проектом легковозводимого жилья для жителей Сирии и Йемена. Конструкции-шесты будут из местной доступной древесины. Важно, чтобы фундаментом могла служить как земля, так и обломки разрушенных зданий. Для этого я приподнимаю здание, делая его чем-то похожим на детский домик на дереве. Жилье можно будет располагать блоками, так появится важный для востока общий закрытый двор.

Город и переезд: Я не думаю, что останусь в Оулу. Это, конечно, молодой и достаточно интернациональный город, но я просто не найду здесь работу. Во-первых, все крупнейшие архитектурные бюро находятся в Хельсинки, а во-вторых, я не знаю финского языка. Без него в маленьком городе не выжить, а учить его, если честно, желания нет.

Екатерина Коничева

Екатерина Коничева,

студентка Высшей школы экономики, управления и права САФУ:

О выборе специальности: При выборе я руководствовалась только прагматичными соображениями о том, то первое высшее образование должно быть базовым. Меня всегда привлекал механизм работы юриста, а не романтичный образ следователя, созданный кинематографом. Есть позиция, и ее необходимо доказать, так как слова, не подкрепленные нормой — пустой звук. В школе нам говорили, что профессия юриста себя изживает, а почему — никто не объяснял. Однако будучи студенткой юрфака, я открыла очень интересную мысль — читать закон может каждый, а вот понимать его смысл — нет. Еще одно откровение — люди перестают видеть смысл в консультации у юриста только после того, как она уже была проведена, и клиенту простым языком разъяснили сложный механизм со множеством тонкостей.

Идеальный мир: Способны ли юристы изменить мир? Конечно. Они трактуют закон. Официальное толкование Конституционного Суда, например, может закрепить принципы и определить дальнейшее развитие норм, от которых зависит положение граждан. Законы не делают мир идеальным. Да и что подразумевает идеальность? Когда всем хорошо и все по справедливости? Но всем известно: что хорошо для одного, то плохо для другого. Яркий пример — пенсионная реформа: с одной стороны, увеличение трудоспособного населения и сокращение расходов на сферу пенсионного обеспечения. С другой, несколько дополнительных лет работы для граждан преклонного возраста.

Поэтому для меня идеальный мир — это консенсус между людьми и государством в лице органов власти. Достижим ли он? Очень сомневаюсь.

Будущее в профессии: Сейчас право развивается в нескольких направлениях сразу. Первый — в пользу глобализации, второй — базируется на политике отстранения от мирового сообщества, например, возможный выход из Совета Европы. Что это значит для нас, простых граждан? Очень мало. Однако если мыслить глобально, то выходит не слишком радужная картина: перестает действовать Конвенция о Защите Прав Человека и Основных свобод. Россияне лишаются возможности обращаться в европейский суд по правам человека, большинство дел которого сегодня инициируют именно граждане нашей страны. Лишаясь многих механизмов защиты прав, мы взамен получаем свободу развиваться на базе национального законодательства. В этом, несомненно, есть свои минусы и плюсы. Но хочется верить, что в будущем будет развиваться тенденция демократизации.

Виктор Торнберг

Виктор Торнберг,

студент отделения бизнес администрирования, технологий и социальных наук Технологического Университета Лулео (Швеция):

О выборе специальности: В школе я все время выбирал себе технические курсы, мне очень нравилась математика, хотел поступать на инженера. Но в какой-то момент я разочаровался в своих старых желаниях, но новые не появились. Чтобы разобраться, я начал работать, потом отслужил в армии. И вот я здесь, студент направления мировая политика.

Будущее в профессии: Не скажу, что работа экономиста — работа моей мечты. Но это интересно. У меня будет широкая специализация, здорово разбираться в процессах, происходящих в мире. Так как я студент первого курса, у нас много вводных дисциплин, учим экономические термины. Пока мне кажется, что будущее за устойчивой экономикой. Сегодня политики не всегда внимательно слушают экологов, а страдает природа. В этом году, например, в Швеции были настолько крупные лесные пожары, что потушить их нам помогали соседние государства. А в прошлом году было очень много снега. Экономисты должны вспоминать о воздействии на окружающую среду и мыслить на долгосрочную перспективу.

Будущее для меня — это мир, где царит равенство во всем: между нациями, между мужчиной и женщиной. Сейчас это остается важной проблемой, которую нужно срочно решать.

Город и переезд: Я живу в поселке неподалеку, в Лулео только третью неделю, но часто до этого здесь бывал. Я думаю, что переезды, — часть естественной жизни. Сначала тебе кажется все маленьким и хочется переехать в город побольше, потому что здесь нечего делать. Я, например, серьезно подумываю жить в Стокгольме или где-нибудь за границей. А в какой-то момент все происходит наоборот: люди хотят тишины и покоя в небольшом поселке, близко к природе. Но здесь есть и другие причины. Политика государств сегодня ориентирована на большие города, в их интересах. Людей в маленьких поселках просто не слышат, а молодым нужно быть услышанными.

Владислава Сухановская

Владислава Сухановская,

студентка Высшей школы социального-гуманитарных наук и международной коммуникации САФУ:

О выборе специальности: Мне кажется, первое, что нужно сделать человеку при выборе специальности, — отдохнуть после 11 лет школьного рабства годик-другой, попробовать себя в разных сферах. А уже потом идти и поступать в университет с мыслью «я точно знаю, чем хочу заниматься в ближайшее время». Это важно, ведь человек, приходя учиться на журналиста без точного желания им стать, с большой вероятностью учиться будет хуже.

Будущее в профессии: Журналистика может стать популярной профессией в будущем, а может и не стать. Сложно сказать. Если смотреть рейтинги востребованности профессий в одной из развитых стран, Швеции, у журналистики они довольно низкие, хотя там один из самых высоких показателей свободы слова. Также спорный вопрос — поможет или помешает развитие искусственного интеллекта журналистике. Чтобы понять, как журналист может изменить мир, можно посмотреть фильмы «В центре внимания», «Острые предметы», «Бумаги Пентагона».

Распространение научного знания, по моему мнению, намного полезнее обществу, чем шоу вроде «Пусть говорят».

Потому что научпоп занимается фактами больше, чем мнениями. Это относительно новое движение, ниша, в которую можно залезть. Я делаю подкасты «Наука в ладошке».

Город и переезд: Я боюсь за будущее Архангельска, у нас не очень хорошая экономическая ситуация в регионе. Если в ближайшие пять лет в экономике ничего не изменится, я буду искать другой город или другую страну для жизни. А пока займусь самообразованием, изучением новых языков, прохождением дистанционных курсов, открытием своего бизнеса или общественной деятельностью, связанной с популяризацией науки. Конечно, можно укорять молодых людей за то, что они хотят уехать. Но если общество и экономика не создают условия для комфортной жизни, возможностей изменений и достойной работы для молодежи в родном городе, то что обязывает человека оставаться?

Хуго Захарофф

Хуго Захарофф,

студент отделения гражданского, экологического и энергетического проектирования Технологического Университета Лулео (Швеция):

О выборе специальности: Через год я стану инженером пожарной безопасности: в идеале, буду проектировать системы безопасности и контролировать противопожарную документацию. В реальности, посмотрим, как сложится жизнь. Интересно было бы поработать в строительном проекте в качестве консультанта.

Будущее в профессии: Мы не из тех, кто будет двигать мир вперед. Мы будем, скорее, обеспечивать его безопасность. Мне кажется, в будущем нас ждет противостояние архитекторов и инженеров пожарной безопасности. Желание сделать красиво и необычно не очень любит формальные требования. Второй вызов — новые материалы. У нас на курсе много теории, в том числе свойства различных материалов. Однако развитие науки будет заставлять держать руку на пульсе и постоянно пополнять свои знания в этой сфере.

Город и переезд: Я из второго по размеру города Швеции, приехал сюда учиться. И более чем уверен, что уеду обратно. Проблема в том, что все крупные компании находятся на юге. Хочется найти себе хорошую работу, построить карьеру, а в Лулео сделать это сложновато. Власти, конечно, пытаются сделать город комфортным для жизни, в СМИ появляются новости о новых урбанистических проектах. Но в комфортном городе надо на что-то жить.

Ани Саариахо

Ани Саариахо,

студентка факультета гуманитарных наук Университета Оулу (Финляндия):

О выборе специальности: Я до сих пор не определилась, кем я хочу быть. Скорее всего, маркетологом. Мне кажется, пока не начнешь учиться специальности, ты мало о ней знаешь, в голове просто образ, какой она может быть. Я сейчас на программе «free university» — что-то вроде пробного семестра с общими дисциплинами, в конце зимы мне предстоит сдать экзамен.

Город и переезд: Когда я переехала в Оулу, он показался мне большим. Много магазинов, баров, и всегда есть, чем заняться. В общем, хороший молодежный город, особенно по сравнению с моей родной деревней Кемпеле. Но и проблемы здесь тоже побольше. Например, все знают, что в центре города в торговом центре можно купить наркотики. Причем, покупают, в основном, школьники. Надо как-то повлиять на сознание ребят, чтобы они завязали и обратили внимание на другие вещи. В этом как раз может помочь маркетинг.

Будущее в профессии: Мне кажется, будущее за социальной рекламой. Маркетинг перестанет сводиться лишь к «купи меня», он заговорит об общественных проблемах, которые можно решить с помощью того или иного продукта или услуги.

Если бы я могла что-то изменить, то это было бы отношения человека к природе. Все должно быть в гармонии, люди должны перестать наносить ей вред.



Наверх