Я договорился с теорией вероятностей

В Москве Евгений работает техническим писателем — разрабатывает документы (например, разделы пояснительной записки к техническому проекту или схемы соединений) для программно-аппаратного комплекса. В столицу он переехал три года назад, когда поступил на армейскую службу в научную роту № 5.

В 2016 году Евгений закончил бакалавриат по направлению «Техносферная безопасность», а в 2018 — магистратуру по программе «Прикладная математика и информатика». Ещё в университете он подал заявку на сайте Министерства обороны, чтобы пройти военную службу в научной роте.

imgonline-com-ua-Resize-sIiyWHYD96.jpg

Евгений Добрынин

Я случайно узнал о научной роте, когда увидел рекламу по телевизору или репортаж в новостях, точно не помню что это было. Далее через сайт связался с Министерством обороны и командованием научной роты № 5, заполнил анкету и приложил свое портфолио. Научная рота — это один из лучших способов пройти военную службу, от которой, как я понимал, не откосить. После окончания университета я хотел применять полученные знания на практике, работать именно мозгами, чем сейчас и занимаюсь.

Евгений говорит, что полученные в университете навыки, прежде всего мягкие, помогли ему адаптироваться к службе. Это — умение общаться, работать в команде, учиться постоянно. Евгений занимался в студенчестве и научной, и организаторской деятельностью — помогал в конкурсе «Мисс ВШИТАС». Как он говорит: «Просто сидеть и ничего не делать — скучно».

Служба в научной роте организационно мало чем отличается от службы в обычной воинской части: подъем в шесть утра, в воскресенье — в семь. Умыться, побриться, заправить постель, выйти на зарядку. Далее весь день по распорядку. Главное отличие — "работать головой, а не просто рыть окопы", выполнять прикладные задачи.

imgonline-com-ua-Resize-sIiyWHYD96.jpg

Евгений Добрынин

Хоть и называется научная рота, но задачи носят, как правило, научно-прикладной характер, необходимо работать в области информационных технологий. Например, нужно собрать и обработать статистику по какому-либо вопросу, иногда даже отвечая на вопрос: «И что?», то есть давать объяснение полученным результатам. Научная рота — это та же армия, срочная военная служба, разница лишь в задачах — работать нужно, преимущественно, головой. В какой-то степени — это элитное подразделение, и это мнение не только солдат и командования научной роты. Руководство Министерства обороны высоко оценивает показатели нашей деятельности.

Попасть на военную службу в такое место, как считают многие, невозможно. Если рассчитать долю призывников, поступающих на службу в научные роты, то получится около 1 процента или меньше.

Как и на любой армейской службе, в научной роте приходилось мириться с ограничениями.

imgonline-com-ua-Resize-sIiyWHYD96.jpg

Евгений Добрынин

Во-первых, если раньше с родителями виделся раза два в месяц, а иногда и каждую неделю, периодически встречался с друзьями, то в армии — этого нет. Конечно, общение было, но в основном по телефону. Друзья, семья приезжали в Москву, но это было нечасто.

Во-вторых — острая нехватка личного пространства. Казарма была в хорошем состоянии, но в кубрике жило по десять человек, из своего была только кровать. Для армии — отличные условия, но если сравнивать со студенческим общежитием, то с другом вы живете вдвоем в комнате, а в армии — много людей и очень мало места.

В-третьих, образ жизни. Я привык: работу сделал, иду отдыхать. Вообще делаю, что захочу, естественно соблюдая нормы приличия и закона. В армии от тебя требуется спрашивать разрешение на все, на любой шаг. Таким образом у тебя пытаются сформировать синдром выученной беспомощности, от которого необходимо отходить в срочном порядке, если хочешь сделать карьеру и стать успешным человеком.


Во время увольнений Евгений гулял по городу, поднимался на смотровую площадку Москва-сити, его уже там знали в лицо и даже документы не спрашивали. Пропускали бесплатно, так как был солдатом-срочником.

Снимок экрана 2021-06-15 в 7.18.34 AM.png

В день демобилизации к срочникам на построение приехала небольшая делегация из Министерства обороны, чтобы поблагодарить за службу. На плацу Евгению вручили благодарность Главнокомандующего Сухопутными Войсками.

Спустя какое-то время после дембеля Евгений наконец понял: свободен. Если весь предыдущий год он спрашивал разрешение буквально по каждой мелочи, теперь же мог гулять хоть всю ночь.


imgonline-com-ua-Resize-sIiyWHYD96.jpg

Евгений Добрынин

Помню, что через неделю после дембеля увидел себя в зеркало: щетина отрастает, и я начал узнавать себя, классного парня Евгения Добрынина.

После службы Евгений остался в Москве, жил у родственников, которые успели, пока он был в армии, перебраться в столицу. Первое время работал научным сотрудником в Военной академии. Здесь он получил первые навыки для своей нынешней работы — технического писателя. Если объяснить просто, то техпис разрабатывает документы для создаваемого программно-аппаратного комплекса, например, аналитической системы. Это может быть схема деятельности либо раздел пояснительной записки.


imgonline-com-ua-Resize-sIiyWHYD96.jpg

Евгений Добрынин

Армия стала для меня «золотым билетом», давшим возможность организовать свою жизнь Москве, сделать карьеру. Как отмечал ранее, если разделить количество солдат, проходящих службу в научных ротах, на общее количество призывников, то получится один процент или меньше, и я попал в это число. В такие моменты понимаешь, что договорился с теорией вероятностей. Пользуясь случаем, передаю благодарность людям, что меня наняли, за все, что для меня сделали (особенно, Александру, Юрию, Игорю и Виталию).


Наверх